суббота, 20 марта 2010 г.

Amazing Darren McCarty and Claude Lemieux interview

Впервые эти два человека сели рядом. Впервые они не готовы растерзать друг друга на части. Впервые они дали совместное интервью. Враги на льду. Враги вне льда. Они вряд ли когда-либо забудут то, что между ними произошло. Итак, вашему вниманию - знаковое совместное интервью легендарного гриндера «Детройта», четырехкратного обладателя Кубка Стэнли в составе «Ред Уингз» Даррена МакКарти и Клода «черепахи» Лемье.
Если кто-то не в курсе, о чем идет речь – в двух словах напомню. Во время 6-го матча финала Западной Конференции - 1996 между «Детройтом» и «Колорадо», форвард «Лавин» Клод Лемье грубо в спину толкнул на борт Криса Дрейпера. Последствиями этого стали переломы челюсти и лицевой кости, потребовавшие операции, а также проблемы с шеей у Дрейпса. В итоге «Эвеланш» выиграли матч и серию, а в последствии – и Кубок. В следующем сезоне «Детройт» трижды играл с «Колорадо», но все три раза Лемье не принимал участие в матчах. И лишь в четвертой игре того года он впервые вышел на лед против «Ред Уингз» после инцидента с Дрейпером. Произошло это 26 марта 1997 года. Эта игра вошла в историю. Что произошло? Рассказывать бессмысленно:



Возвращаемся в наши дни. Интервью проходило в рамках телешоу TSN “Off The Record”с ведущим Майклом Ландсбергом в формате вопрос-ответ. По одной фразе. Ничего лишнего. А мой перевод отсечет еще и половину того, что не столь важно – я оставил только то, что касается истории взаимоотношений этих парней, вопросы обо всем остальном не представляются мне столь уж интересными. Итак, поехали:

ВСТУПЛЕНИЕ – Как все началось



Ландсберг: итак, 13 лет спустя с тех событий, вы снова рядом. Вы когда-нибудь снимались вместе в одном шоу?
Лемье: Никогда
МакКарти: Да, это первый раз.
Ландсберг: Итак, первый вопрос. Даррен, насколько сильно вы жаждали отомстить этому парню?
МакКарти: ОЧЕНЬ сильно. Ведь тогда все произошло прямо на моих глазах.
Ландсберг: Клод, перед памятной игрой ты сильно волновался?
Лемье: Я мог волноваться о чем угодно – о своих партнерах, о тренерском штабе. И наш менеджмент, и Лига, волновался за меня. У моей комнаты в отеле дежурил охранник. Вне льда могло произойти что угодно. Вот за это я мог волноваться. Но на льду… Нет, я слишком много повидал, чтобы о чем-то волноваться на льду.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ – Лемье против Боумэна.



Ландсберг: Давайте вернемся к тому, с чего все началось. Клод, о чем ты думал в тот момент, когда ты летел на Дрейпера?
Лемье: До этого мы проиграли матч в «Детройте», а еще ранее я был дисквалифицирован на одну игру за то, что сзади грязно ударил Козлова в голову. И я сделал именно то, что хотел, потому что он наиграл на это. В итоге я пропустил четвертую игру, а в пятой был почти незаметен. За мной внимательно следили представители лиги, и мне не хотелось вызывать их гнев. Но перед 6-й игрой наш тренер, Марк Кроуфорд, сказал мне, что я должен играть в свою игру, делать то, что привык, завершать все свои силовые приемы, как я делал это всегда. В тот момент, когда я толкнул Дрейпера, я ехал на смену. Он был прямо передом мной и получил шайбу. В такие моменты некогда думать, все происходит на автомате.
Ландсберг: Смотрим видео… А кто это сидит на скамейке прямо напротив того место, где все это происходит – это же МакКарти! Что ты подумал в тот момент?
МакКарти: Я не мог поверить, что это произошло. Понимаете, я слышал, как ломались его кости… Я встал посмотреть…
Ландсберг: Вы ведь лучшие друзья?
МакКарти: Да.
Ландсберг: Т.е. он для вас больше, чем просто одноклубник?
МакКарти: Да. Мы как братья. Было не по себе, когда он после этого не мог ни есть, ни разговаривать нормально. 8 недель он питался через трубку, прежде, чем смог делать это нормально.
Ландсберг: Ну вы конечно же обсуждали это все…
МакКарти: Нет. Мы ни разу не говорили на эту тему с Дрейпером
Ландсберг: Что, вы никогда не говорили, что-то вроде «парень, я отомщу за тебя»?!!!!!!!
МакКарти: Нет, никогда. Никогда мы не обсуждали, собирался ли я что-то делать после в ответ или нет.
Ландсберг: Клод, после третьей игры, в который, как ты сам сказал, ты грязно ударил Козлова, ты проходил мимо отъезжающего автобуса «Детройта» и Скотти Боумен открыл дверь и...?
Лемье: Да, я проходил мимо с женой и сыном Брэнданом, и Боэумен начал перепалку, он вызывал меня, готов был подраться. Я не верил своим глазам…
Ландсберг: вот этот момент на видео, когда ты бьешь Козлова.
Лемье: Да, но я ударил его хоть и сзади, но перчаткой и он мог вполне ответить. В отличии от момента, как Даррен бил меня сзади… Я тогда сразу оказался в нокауте и не мог сопротивляться…
Ландсберг: Стоп-стоп, мы к этому еще вернемся, но сейчас давай закончим про тот случай с Боумэном. Ты пошел к автобусу «Детройта»?
Лемье: Да, я подошел и был готов драться со Скотти. Потому что для меня то, что происходит на льду – остается на льду. Мы не должны переходить границу, в обычной жизни не стоит вспоминать то, что было на льду. Все это должно оставаться в пределах площадки. В тот день все закончилось ничем. А вот не следующий день мы столкнулись в коридоре лицом к лицу. Я был на встрече с представителями Лиги в конференц-зале, который находился прямо рядом с гостевой тренерской. И вот мы столкнулись в коридоре. Там больше никого не было, только он и я, лицом к лицо. И я сказал: «Если ты хочешь выяснить отношения – сейчас самое время». Но, честно говоря, я не бью людей значительно старше себя, поэтому мы разошлись.
Ландсберг: Даррен, ты бы хотел посмотреть на это – Лемье против Боумэна?
МакКарти: Нет. Конечно нет.
Ландсберг: Нет??? Да все, кто играл за Боумэна были бы рады, если б он это сделал!
МакКарти: Только не я. Понимаете, Боумэн буквально сделал мою карьеру…
Ландсберг: А ты был в тот момент в автобусе?
МакКарти: Нет, меня там не было.
Лемье: Но там было много других ребят, которые моментально приняли участие в перепалке.
МакКарти: Естественно, все моментально бросились защищать тренера.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ – Развязка.



Ландсберг: Итак, 26-е марта 97-го, Джо Луис Арена. Тогда произошло то, что продолжает обсуждаться до сих пор. Но первыми в тот вечер были Ларионов и Форсберг!
МакКарти: Да, это было уже в зоне, почти напротив нашей скамейки. Они начали бороться. Со стороны это смотрелось по меньшей мере забавно! Все начали съезжаться туда, меня тут же прихватил Фут. Он держал меня, но я знал, что Лемье на поле. Я следил за ним и понимал, что сейчас пришло время. Стоит отдать должное Шэнни – именно ударил Фута по рукам и, можно сказать, освободил меня. Как я это помню, Клод сразу упал и я навалился на него.
Ландсберг: Стоп! Клод, ты видел его?
Лемье: Нет, я не видел. Я был готов, понимал, что что-то должно произойти, но он подъехал ко мне сбоку, я увидел только уже приближающийся кулак. Хоть он и бил перчаткой, но удар получился довольно сильным и я упал, на момент потерял ориентацию.
Ландсберг: Народ после этого прозвал тебя «черепахой». Такое прозвище чести не делает…
Лемье: Ну, я думаю, что люди, которые следили за моей карьерой, прекрасно знают, что я всегда готов постоять за себя.
Ландсберг: вот видео.
МакКарти: Да, это был один из моих самых сильных ударов, которые я когда-либо наносил…
Лемье: Все это понятно. Я ему нужен был. Он бил без остановки. Несколько очень сильных ударов пришлись мне по затылку, но все это объяснимо. Сейчас, когда уже столько времени прошло, я уже ничего не имею против Даррена МакКарти. Он мстил за своего партнера по команде. Это то, что иногда ты должен делать, если играешь в хоккей. Если говорить о Дрейпере – я не ничего против него не имел в тот момент, когда толкал его на борт. Он просто оказался не в том месте, не в то время.
Ландсберг: Стоп-стоп. Где же логика в том, что ты говоришь, что ничего не имел против Дрейпера..?
Лемье: Я вот что скажу. У меня было подобное. Мне сломали лицо в трех местах – нос, челюсть, скула. Горд Клузак толкнул меня на борт. Я ударился лицом прямо о край бортика. Что он имел против меня? Он просто пытался жестко меня встретить, я видел, что он идет на меня, я решил уклониться и мое лицо оказалось прямо напротив бортика…
Ландсберг: Клузак извинился потом?
Лемье: Нет, и я никогда не ждал, что он будет извиняться. Потому что это Хоккей. И какой в этом смысл – слишком поздно, это уже ничего не значит. К чему эти извинения?! Но вот что я уже ни раз говорил – Я НЕ СОБИРАЛСЯ ТРАВМИРОВАТЬ КРИСА ДРЕЙПЕРА. И я повторяю сейчас, и уже говорил это Маку, Я НЕ ХОТЕЛ НАНОСИТЬ ТРАВМУ ДРЕЙПЕРУ. Я уважаю этого игрока, у него великолепная карьера. Если я мог охотиться за кем-то, то лидеры, парни которые забивали нам голы – Айзерман, Федоров.
Ландсберг: так, ребята, а теперь посмотрите вот это видео (драка Лемье и Мака сразу после вбрасывания). Что скажите, что там произошло?
МакКарти: здесь пропущено начало. Это важно, потому что и Клод, и я – играли на правом фланге. Я видел, как он перед вбрасыванием попросил партнера занять его место а сам поехал на левый фланг, чтобы оказаться около меня. Он подъехал и толкнул меня клюшкой…
Ландсберг: Клод, ты толкнул его клюшкой?
Лемье: Да, потому что я собирался это сделать. Поймите, после тех событий я пять месяцев сидел дом. Но эмоции остались крайне негативные, люди критиковали меня… Я никогда не был хорошим бойцом, но я всегда могу постоять за себя. И если надо драться – я могу драться. Я решил, что это надо сделать, и не хотел это откладывать до домашней игры. Это была первая игра между нашими клубами в следующем сезоне, проходила он в Детройте.
МакКарти: Ну а я не мог отказаться. Я привык драться, в этом весь я. Мы здорово бились, я много уклонялся и удары проходили мимо, а думал одно: «ну вот, мы все-таки деремся опять!»
Ландсберг: Ну что ж, это первый ведь раз, когда вы это все вот так обсуждаете?
Оба: Да, первый.
Ландсберг: Можете сейчас пожать друг другу руки?
Оба: Да (жмут руки).
Ландсберг: Сейчас, через тринадцать лет между вами осталась вражда?
МакКарти: Да даже не тринадцать. Через 3-4 года были уже не эмоции. Во многом на это повлиял переход Клода в Далласа (Клод дружески хлопает Мака по руке)
Ландсберг: Даррен, вспомните 1998-й год. Могли бы вы стать одноклубниками с Клодом?
МакКарти: Однозначно – нет. Почем нет? Меня переполняла ненависть к нему.
Ландсберг: Клод, хотел бы быть с ним одноклубниками?
Лемье: Конечно.
Ландсберг: Даррен, если бы тебе обменяли в «Колорадо», как бы уживались?
МакКарти: Ровно настолько, сколько необходимо, чтобы играть в одной команде.
Ландсберг: Чья джерси больше заслуживала бы быть поднятой под свод, если бы вы оба завершили карьеру – джерси Клода в «Сан Хосе» или джерси Даррена в «Калгари».
МакКарти: Конечно, Клод в «Сан Хосе».
Ландсберг: Ну и такой вопрос – что происходит с Детройтом в этом году?
МакКарти: Да ничего сейчас не происходит. Они неплохо играют сейчас.
Ландсберг: Да, это понятно, но это только локальный успех. В целом-то – они сейчас лишь на восьмом месте!
МакКарти: Травмы. Когда столько ребят травмировано трудно играть на том же уровне.
Ландсберг: Клод, все дело в травмах?
Лемье: Да, я согласен. Отсутствие многих ключевых игроков не может не сказываться на игре.
Ландсберг: как спалось перед первой игрой против «Детройта» после того силового на Дрейпере?
Лемье: Я всегда хорошо сплю. Тот вечер – не исключение.
Ландсберг: Даррен, когда ты атаковал Клода – это произошло прямо напротив скамейки «Детройта», прямо напротив Криса Дрейпера. Он кричал что-то в тот момент?
МакКарти: Я не знаю.
Ландсберг: Ты вообще это все планировал?
МакКарти: Да нет же. Ты же сам говорил, что все началось с Ларионова и Форсберга
Ландсберг: Даррен, что думаешь о выступлении Клода в «Battle of the Blades» (аналог нашего «Ледникового Периода», в котором участвовали в том числе такие люди, как Тай Доми и Боб Проберт)?
МакКарти: О! Он был великолепен! Я бы никогда так не смог!
Лемье: Ну, возможно ты следующий…
Ландсберг: Какой бой вам нравится больше – Руа-Вернон или Руа-Осгуд?
МакКарти: Руа-Вернон.
Лемье: Да, это был отличный бой
МакКарти: Да вообще обе драки были что надо!
Ландсберг: Клод, ты много играл с Патриком Руа? Самый яркий пример, когда он терял самообладание?
Лемье: Это не раз с ним случалось. Пожалуй, мне трудно назвать один конкретный эпизод.
Ландсберг: Мак, опиши игру Гашека?
МакКарти: Для меня это одно слово – ДОМИНАТОР.
Ландсберг: кто самый грязный игрок на сегодняшний день?
МакКарти: Ярко Рууту
Лемье: Я согласен с этим
Ландсберг: А если не брать Рууту? Кто еще?
Лемье: Я думаю, Эйвери весьма грязный игрок.
Ландсберг: Ну что, возвращаясь к вопросу самообладание – рад, что сегодня никто это самое самообладание не терял. Даррен МакКарти и Клод Лемье – впервые вместе – спасибо!
Что ж, вот такое интервью. Очень много интересных подробностей из первых уст. Многое из того, что они рассказали, я нигде раньше не встречал. Но сам тон интервью, рукопожатие, фотографии… Я считаю, что теперь смело и обоснованно можно сказать, что ярчайшее райвалри девяностых стало историей.

P.S. Видео выложено, поэтому если кто-то что-то уточнит по переводу – буду только благодарен…

6 комментариев:

  1. Огромное спасибо, Алексей! Очень интересный материал!

    ОтветитьУдалить
  2. Да я и сам, честно говоря, все еще под впечатлением. Все-таки то, что они рассказали - это действительно то, чего никто никогда до этого не слышал. Ну, широкую общественность, я имею ввиду.
    Ну и фотка последняя - это тоже жесть, конечно.
    Надо привыкать, что действительно нет больше никакого Детройт vs Колорадо...

    ОтветитьУдалить
  3. Я думаю, что есть Детройт vs Колорадо или нет это решает каждый сам для себя.В частности ВКонтакте есть группа болельщиков Колорадо, которые при каждой игре команд проявляют себя жуткими неадекватами, не удивлюсь если они уже прокляли Лемье и отлучили его от сонма святых :) Хотя по моему болельщики Тройта давно уже забыли об этом противостоянии - ибо тяжко было соперничать с командой которая борется за первые номера драфта. Возможно в будущем все начнется снова.

    Андрей

    ОтветитьУдалить
  4. Леха, молодец. Отличный материал

    ОтветитьУдалить